Аукцион Алека Джона Сача

Распродажа рок-трофеев: бывший басист Bon Jovi проводит аукцион

Kelly Jane Cotter. Asbury Park Press
14 мая 2000 г.

Alec John Such Дом Алека Джона Сача в Колтс Нек напоминает музей. Каждая комната этого невероятных размеров особняка содержит хорошо сохранившуюся коллекцию, часто имеющую самое непосредственное отношение к тем временам, когда Сач был басистом Bon Jovi. В одной из спален мы видим стойку из 50 бас-гитар. Вот розовая в крапинку, вот гитара изумрудно-зеленого цвета, вот полупрозрачная, вот, сделанная в форме Шевроле 50-х годов, а вот обычный экземпляр черного цвета - на ней Сач играл еще до того, как стал знаменитым.
Много здесь и достопримечательностей из славных 80-х, когда Алек в составе Bon Jovi колесил по миру и собирал полные стадионы фэнов: постеры, фотографии, куртки с символикой, сувениры, а также около 100 золотых и платиновых дисков. Все это выставлено в гостиной. Гитарными же усилителями почти полностью забит гараж.
Дальше представленная коллекция уходит в сторону от рок-н-ролльной атрибутики. Редкие и памятные монеты, сложенные будто пиратские сокровища. Сиамские и русские ювелирные изделия. Журналы с комиксами. Скульптуры Эрте и D.H. Chipari. Дюжина ружей. Картины Питера Макса и уроженца Южного Элбоя - Уэйна Тербека.
И все это должно уйти с молотка. "Я зарабатывал свои деньги во времена, когда считалось, что чем больше у тебя всяких "игрушек", тем ты круче, - говорит Сач. Такими были 80-е. Но, в конце концов, ты вырастаешь из всего этого".

В субботу Сач выставляет почти все свое имущество на аукцион. "Эта распродажа не связана с тяжелым материальным положением, - уверяет друг Сача, аукционист Стефан Джей Миранти. У Алека нет проблем с финансами". Тем не менее, многие просто содрогнулись бы от мысли, что во дворе их собственного дома с целью прибарахлиться будет шнырять туда-сюда целая куча народу. Даже, если это просто обычная распродажа всякого хлама из гаража. Что уж тогда говорить, когда на продажу выставляется сам особняк и все, что в нем находится. Миранти знает, что у большинства людей аукцион ассоциируется с плохими известиями, поэтому он неоднократно подчеркивает, что у бывшего музыканта нет финансовых проблем. Хотя сама по себе формулировка "аукцион по продаже имущества" немного попахивает смертью, банкротством или одиночеством.

"Я всегда думал, что у меня будут дети, - говорит Сач. Во многом по этой причине я покупал все эти вещи. Но ты не можешь предвидеть, как сложится твоя жизнь". Он живет один в своем роскошно меблированном доме с двумя большими и еще несколькими спальнями поменьше. В подвале же у него целый игровой комплекс: стол для игры в блэкджек, биллиардный стол, игровые автоматы из лас-вегасовских казино, зал видеоигр, бар... "Раньше я проводил здесь неплохие вечеринки", - похвастался Сач.

Он в разводе уже 17 лет, но находится в хороших отношениях со своей экс-супругой, которая взяла под опеку их 19-летнюю кошку Тиффани. Но у него есть другой кот - Макс. Сач пытается найти Макса, затерявшегося где-то на огромной территории дома, но безуспешно. Он просит Миранти подудеть в электронный рожок. Кот обычно откликается на его звуки. И сейчас Сачу хочется с ним сфотографироваться. Миранти вышел из комнаты и несколько раз пронзительно продудел. "Он ненавидит моего кота, - не отрывая взгляд от окна, ведущего во двор, произнес Сач. Я люблю своих животных, но есть люди, которые вообще к животным равнодушны".

Во время экскурсии по дому, Миранти обращает наше внимание на огромную 11-футовую люстру, свисающую с потолка в фойе. "Я заплатил за нее 20 тысяч долларов", - с гордостью говорит Сач и переходит к полке с фотографиями. Здесь фото с автографом от ведущего программы 'Tonight Show' Джея Лено. Рядом Сач позирует с вице-президентом Элом Гором ("Хотя я и не перевариваю его политику", - замечает он). Вот несколько снимков его племянницы и одна фотография его матери Хелен, сделанная в Италии. "Я не знаю, где именно в Италии это снято, но точно помню, что мы тогда были там на гастролях, - объясняет Сач. Моя мать бывало сопровождала нас во время туров, так что ей удалось много попутешествовать. Она немного расстроилась, когда я завершил свою музыкальную карьеру". Отец Сача умер очень давно, и отношения между Алеком и матерью очень близкие и доверительные. Небольшие полотна с ее ручной вышивкой развешаны по всему дому, определенно контрастируя со множеством других произведений изобразительного искусства. "Разумеется, я оставлю себе все ее работы", - уверяет Сач.
Еще он оставит себе цимбалом - венгерский народный инструмент, которыми смастерил своими руками его дед. На нем играл еще отец Сача. Из предметов, имеющих отношение к его собственной музыкальной карьере, он хочет сохранить только фотографии группы, сделанные им собственноручно во время гастролей, и награду от благотворительного фонда, врученную Bon Jovi за участие в программе по работе с детьми, страдающими аутизмом.

"Этот аукцион отличается от многих других аукционов, которые мне доводилось проводить, - не без гордости замечает Миранти. У Алека невероятно много интересных вещей. Он ведь такой эксцентричный!"

Из других оригинальных предметов, выставленных на продажу, можно выделить ледогенератор из хрома выпуска 1900 года, миниатюрную зингеровскую швейную машинку того же периода, телефонный аппарат 1936 года, кассовый аппарат, зарегистрированный в 1930 году, миниатюрное устройство - саксофон плеер, управляемый с помощью клавиш, как на пианино, а также детская космическая ракета 1951 года - экспонат из парков развлечения и отдыха тех времен, включающийся после опускания в специальную прорезь монеты.

Еще он продает несколько классических автомобилей. "Да, мне действительно грустно, что придется расстаться с некоторыми из них" - говорит он, находясь за рулем одного из своих любимцев - MG 1953 года выпуска. Мы совершаем небольшую автопрогулку по окрестностям. "Выглядит как новенькая" - с гордостью отмечает Сач. Машина действительно в безупречном состоянии. На дворе светит солнце, но он, хитро улыбаясь, будто демонстрируя оригинальный фокус, включает дворники, которые начинают элегантно скользить вверх-вниз по лобовому стеклу. 
Двухместная машина быстро пролетает мимо коневодческих ферм и особняков. Колтс Нек кажется красивым, престижным и безмолвным местом. Сач, выросший в Перт Эмбое, купил этот дом в Колтс Нек в 1988 году.

"Колтс Нек - милое местечко", - говорит он. Но здесь совершенно нечего делать. Как будто все вокруг замерло. Даже людей нигде не видно. Я приходил домой и просто не знал, чем заняться. У меня даже появилась привычка самостоятельно готовить себе еду. Я не хочу этого делать. Я хочу обедать вне дома. Хочу выходить куда-то и встречаться с людьми".

Можно только себе представить, какие страдания испытал человек, не мыслящий себя без движения, когда в результате страшной автокатастрофы, ему пришлось провести на больничной койке целых шесть месяцев. Это случилось в год его ухода из Bon Jovi. По словам Сача, в его машину на большой скорости въехал пьяный водитель. Бедро Сача буквально раскрошило на части.
"Спасателям понадобился час времени, чтобы вытащить меня из машины", - вспоминает Сач. После операции я полгода лежал, не вставая. Это было самое ужасное, что когда-либо происходило в моей жизни". Даже теперь, спустя 5 лет после аварии, время от времени ему еще приходится пользоваться тростью. Огромные размеры дома и множество лестниц стали тяготить Сача. "Я хочу продать все это и купить себе фургон на колесах и лодку. Потом сразу же отправлюсь путешествовать, - рассказывает он о своих ближайших планах. По музыкальной карьере не скучаю. Мне это уже не интересно. Я хочу знакомиться с новыми людьми и без разницы, поверят они или нет в то, что я раньше играл в Bon Jovi. Мне кажется, что с тех пор, как я ушел из группы, я даже гитару в руки ни разу не брал. Зато мозолей на пальцах нет. Боюсь, разодрал бы их до крови, если б сейчас начал играть".

Хотя безоговорочным лидером Bon Jovi является Джон Бон Джови, ключевую роль в формировании группы сыграл именно Алек Джон Сач. Еще до Bon Jovi Алек и Ричи Самбора играли в одной команде - Message. Да и с ударником Bon Jovi Тико Торресом у них было много общих знакомых. В начале 80-х Сач был управляющим в клубе Hunka Bunla Ballroom, тогда известным под названием Jernee Mill Inn. Однажды он пригласил выступить у них Джона Бон Джови и группу The Wild Ones. Алеку показалось, что молодой фронтмен обладает большим потенциалом. Сач пригласил в команду Самбору и Торреса, а Бон Джови позвал Дэвида Брайана, с которым раньше играл в Atlantic City Expressway. Ну, а все, что было дальше, как говорится, уже история.

Перед глазами одна из ранних публичных фотографий Bon Jovi, сделанная для какого-то подросткового журнала. На обратной стороне - краткая характеристика каждого из участников. "В группе его называют Неукротимым. Алек отдает все свободное время автомобилям и мотоциклам".

"Звукозаписывающая компания соврала насчет моего возраста. Мне был 31 год, когда я пришел в группу. Я был старше всех остальных ребят. Помню, моя сестра буквально взбесилась, когда газеты написали, что она - моя старшая сестра. На самом деле она моложе меня", - вспоминает Сач.

Возраст стал основной причиной, из-за которой он решил покинуть Bon Jovi. "Когда мне исполнилось 43, я начал 'перегорать', - говорит Сач. Работал чисто по инерции. Желания уже не было".

С другой же стороны, Джон Бон Джови, кажется, просто одержим работой. В интервью, которое он дал в феврале одному из изданий, Бон Джови рассказал о готовящемся к выходу новом альбоме группы, об интернет-проекте, который позволяет фэнам зайти на сайт группы и понаблюдать в режиме онлайн за процессом их работы в студии, о своих новых ролях в кино. "Я никогда не сижу без дела, - сказал Джон Бон Джови. Я даже не знаю, нужно ли мне все из того, что я делаю. На прошлой неделе я побывал в двух студиях в Лос-Анжелесе. Это было связано с проведением репетиций к фильму, в котором я сейчас снимаюсь. Домой я прилетел с красными от недосыпания глазами. Но все, что я мог сказать: "Эй, у меня нет возможности остановиться и передохнуть".

Когда Сач покинул группу, Бон Джови сравнил сложившую ситуацию с уходом Билла Уимена из Rolling Stones. "Это очень похоже на случай с Биллом Уименом, - сказал Бон Джови в одном из интервью в 1991 году. Их просто интересовали другие вещи. Но это понятно. То, что я хочу продолжать записывать альбомы вовсе не означает, что кто-то другой тоже обязан это делать". Бон Джови взял пример с Rolling Stones и пригласил Хью Макдональда, скорее в качестве наемного музыканта, чем полноценного участника группы. "Ни я, ни другие члены группы не испытываем глубокого чувства обиды, - говорил в то время прессе Бон Джови. Однако, я считаю, что Алек останется единственным из басистов, которого можно было считать полноценным участником Bon Jovi".

Но обиду, кажется, чувствует Сач. На вопрос о реакции его товарищей по группе по поводу его ухода, Алек ответил: "Я думаю, что Джону все равно, потому что ему не приходится платить новому парню процент от прибыли. Он очень озабочен подобными вещами". Нет ничего удивительного, что Сачу не понравился "These Days" - первый альбом Bon Jovi, выпущенный без его участия. Но он не преуменьшает заслуги Макдональда. "Хью - молодец, - улыбается Алек. Между нами нет никакой вражды. В любом случае мне жаль, что парень не получает признания".

Однако время и расстояние смягчило трения, существовавшие между Сачем и Джоном Бон Джови. "Я контактирую со всеми, кроме Джона, - объясняет Сач. У нас были некоторые проблемы в отношениях, но когда я услышал их новый альбом, мне захотелось позвонить ему. Я считаю, что это действительно хорошая работа".

После аукциона Сач планирует начать путешествовать. Его первые остановки: Пенсакола и Корпус Кристи. Но покидать Нью-Джерси насовсем он не собирается. У него есть второй дом в Уэйртауне. Для своей матери он также приобрел дом в Брике. Так что, его всегда будет тянуть назад.

"Когда ты впервые зарабатываешь много денег, ты начинаешь много тратить, - говорит Сач. Но дальше тебя начинают посещать мысли, вроде 'а заработал ли я все это честно?' или 'а заслуживаю ли я все это?' ".
"Мне кажется, что я благополучно миновал все эти ловушки, - подытоживает он. В какой-то момент времени, для того, чтобы доказать себе, что я чего-то стою, мне нужно было видеть те платиновые диски у себя на стене. Сейчас мне этого уже не требуется".

Перевод: Евгений Бояркин