Джон Бон Джови и Дэвид Брайан на VH1.com

Интервью с Джоном Бон Джови и Дэвидом Брайаном на сайте VH1.com

MusicNews (по материалам www.vh1.com)
5 июля 2001 г.

А у НИХ ТАМ все, оказывается, очень просто – открыл окошечко, написал свой вопрос любимой “звезде”, сделал Submit. И вся процедура. И никто никого не ждет. Когда удобно и невнапряг, ”звезда” отвечает. Без матерщины и плохого настроения - все грамотно и культурно. Выходит почти тот же чат. А когда такое чат-интервью выставляют в готовом виде, вам аккуратно высылают уведомление. Речь идет о сайте www.vh1.com. А познакомиться сегодня можно с ответами участников команды Джон Бон Джови, беседовавших с фанами в рамках проекта под кодовым названием “One to One”.

Вопрос. Мне очень нравится ваш новый альбом “Crush”, но заметно, что подход к музыке немного другой. Согласны ли вы, что с годами ваш стиль очень изменился?

Jon Bon Jovi: Конечно, мы изменились. Я просто горжусь своими записями. Среди них есть хотя бы несколько таких, которые прошли испытание временем. Во всяком случае, я на это надеюсь.

В. После стольких лет гастролей и восьми альбомов бывают ли у вас до сих пор “адреналиновые схватки” перед выходом на сцену?

Jon Bon Jovi: А как же!!! Самые важные – последние 10-15 минут перед выходом. Ведь настраиваться нужно то в Лондоне, то в Айдахо, то Нью-Йорке.

В. Как вы думаете, действительно хороший, настоящий рок’н’ролл может когда-нибудь снизойти на головы тех глупых девочек и сладких мальчиков, которые сейчас заправляют во всех топ-чартах?

Jon Bon Jovi: Нельзя, наверно, так говорить. В рок’н’ролле есть место для каждого. Если судить по справедливости, у них можно много чему поучиться.

В. А что для вас значит открытие каждого нового тура?

David Bryan: О! Это поистине шикарное чувство! После стольких подготовок и репетиций, наконец-то, наступает время сделать шоу и получить удовольствие.

В. Как ваша аудитория изменилась, например, с… 1984 года?

Jon Bon Jovi: Стала больше. Они приходят на концерты, чтобы увидеть нас, и этим как бы делают вызов. Ведь мы должны показать настоящее зрелище. В самом начале мы пытались доказать, что мы хоть чем-то отличаемся от других. На это уходило очень много нервов и сил. А настоящая эпоха Bon Jovi началась со “Slippery”.

В. Сколько времени вы спите в дороге? И что делаете, чтобы развлечься во время гастролей?

David Bryan: В среднем я сплю 6-7 часов в сутки. А когда выпадает выходной день, играю в гольф или теннис.

В. Не считаете ли вы, что это в некотором роде возвращение назад после раскола в 90-х? Как вы себя чувствуете по возвращении?

Jon Bon Jovi: Не могу сказать, что мы не распадались. Но…
В 94-м мы выпустили “Cross Road” и начали турне. Во время этого тура (в июне 95-го) вышел “These Days”, и мы гастролировали до 1996. Как команде, нам нечего было сказать в плане текстов. И потому мы cообща решили сделать перерывчик на 2 года, чтобы позволить себе, наконец, соло-проекты. Много времени тогда уходило на кино. Если совсем честно, то в сентябре 98 года я представил группе 30 песен. После перехода от “PolyGram” на “Universal” мы написали еще 30 композиций. И результат стоил того, чтобы ждать 2 года.

David Bryan: А я не считаю, что мы когда-нибудь распадались. Это не возвращение, скорее продолжение. Это просто чудесно – звучать действительно по-новому и продолжать гастроли.

В. Как вы решаете, какие песни на каком концерте играть, и есть ли у вас любимые песни, которые звучат в каждом концерте?

Jon Bon Jovi: Основные хиты идут каждый вечер. Но, конечно же, мы подбираем репертуар в зависимости от наших чувств и от того, где, в какой точке мира проходит шоу. В Европе самым большим хитом стала песня “Something of the Pain”. С балладами отбор жестче, я не хочу давать больше двух за один вечер. Есть любимые треки, даже на альбоме “Crush”, но мы стараемся с этим не переборщить.

В. Какую песню вы бы посоветовали послушать человеку, прожившему всю свою жизнь на необитаемом острове и ни разу не слышавшему Bon Jovi, чтобы дать возможность понять и почувствовать вас как можно полнее?

Jon Bon Jovi: “Wanted Dead or Alive”, “It’s My Life”, “Livin’ on a Prayer”, “Blaze of Glory”, “Bed of Roses”, “You Give Love a Bad Name”, “Keep the Faith”… Я мог бы продолжать, но вы меня, наверно, убьете.
David Bryan: Я, в свою очередь, порекомендовал бы “Wanted Dead or Alive” и “Livin’ on a Prayer”.

В. В Голливуде решили снять о вас фильм. Кто будет играть ваши роли и какова главная идея сюжета?

David Bryan: Джона будет играть Кевин Бейкон (Kevin Bacon), роль Ричи достанется Фрэнку Сталлоне (Frank Stallone), моя персона удостоилась Бена Стиллера (Ben Stiller), а Тико - Антонио Бандераса (Antonio Banderas). А главная мысль такова: они хотели стать самой крутой командой – и они ею стали.

В. Как долго каждый из вас осваивал свой инструмент, перед тем как выйти на сцену перед толпой зрителей?

David Bryan: Я начал играть на пианино в 7 лет. В 13 уже играл в группе.

В. Если бы ничего не вышло с музыкой, какой была бы ваша профессия?

Jon Bon Jovi: Я бы стал президентом мира.

В. При встрече с поклонниками чувствуете ли вы себя неуютно, когда они начинают реветь или вообще не могут слова сказать? Или вы все-таки понимаете их? Какую реакцию фанатов приятней всего видеть?

Jon Bon Jovi: Мне нравятся обычные разговоры, особенно когда они не начинаются с “Я хочу…”, “Дайте мне…” или “Я купил…” И вообще, я стараюсь, чтобы люди остались счатливыми, как и я сам.

В. Как ваши младшие дети относятся к вашей работе? Осознают ли они папину популярность?

Jon Bon Jovi: Моя дочурка узнала о моей работе в школе, когда учитель сказал ей, что я и есть Джон Бон Джови. Стало интереснее разговаривать за обедом. Известие принято нормально, но дети как-то особо этим не гордятся.
David Bryan: Мои дети считают такую работу очень клевой.

В. Несколько лет тому назад пресса писала, что рок мертв. Но, кажется, такие команды, как Bon Jovi, заставляют его до сих пор жить и даже цвести и пахнуть. Теперь на вас, как и на многих других группах типа U2, R.E.M. и Aerosmith, лежит ответственность за жизнь рока. Как вы себя чувствуете под таким прессом?

Jon Bon Jovi: Мы все чувствуем себя очень даже хорошо. Нас ведь на самом деле много – the Eagles, Мадонна, Alanis Morissette, Neil Young, R.E.M., а еще Ozzy, Limp Bizkit, AC/DC. Ну, и мы сами.

В. Что любите делать кроме музыки?

David Bryan: Занимаюсь спортом, катаюсь на мотоцикле.

В. Вы долгое время не гастролировали. Тяжело ли опять привыкнуть проводить столько времени в дороге? Это возбуждает, бросает вызов или вы все-таки чувствуете себя одинокими?

David Bryan: Это не так уж сложно. Тут и вызов, и одиночество. Все сразу. Гастролировать приятно, но я очень скучаю за домом.

В. Что вы чувствуете, когда во время концерта поклонники поют ваши песни?

Jon Bon Jovi: Просто здорово!!! Я тогда получаю ужасно много энергии. Видя, что мои стихи хоть что-то для них значат, я понимаю, что затея того стоит.

В. Какой из своих альбомов вы считаете самым лучшим?

David Bryan: Я без ума от всех.

В. Что вы сами слушаете? Каких исполнителей?

David Bryan: Я переслушиваю очень много музыки. Сейчас мне очень нравится последняя работа Train и Lifehouse.

В. Когда и где вы впервые услышали себя по радио? Какая была реакция?

David Bryan: Это было в 1984, я сидел в своей машине. Было такое чувство, будто я – творец всего живого!!!

В. Что собираетесь делать после гастролей?

David Bryan: Записать новую пластинку и выпустить примерно в 2002 году.

В. Если бы вы устроили у себя дома обед на три персоны, которые вас больше всего вдохновляют, кого бы вы пригласили?

Jon Bon Jovi: Наверно, Тома Вейтса (Tom Waits) за проницательность и понимание, Харпо Маркса (Harpo Marx) за чувство юмора и смех, и Иисуса (Jesus), потому что у меня есть целая куча вопросов, которые я хотел бы ему задать.

David Bryan: У меня попроще – Моцарта (Mozart), Роллинг Стоунз (the Rolling Stones) и Битлз (the Beatles).

Перевод: Юлия Ткач