Дэвид Брайан

Начиная с ноты До

Aliza Davidovit
Журнал Lifestyle
Сентябрь 2005 г.

"Просыпайся, просыпайся!" - ревет шофар. Словно будильник, этот древний музыкальный инструмент призван пробуждать дремлющие еврейские души. Прихожане храмов по всему земному шару с трепетом вслушиваются, хватит ли сил у трубящего в священный бараний рог издать столь могущественные и многозначительные звуки. В синагоге Эману Эл в Нью-Джерси с этими обязанностями проблем не существует. С замиранием сердца дети слушают и наблюдают, как человек с добрыми голубыми глазами выдает из шофара такой громкий и продолжительный звук, какого они раньше никогда не слышали. Но когда они обращают свой взор вниз на кафедру, то с удивлением находят там не опытного раввина с длинной и густой бородой, а рок-звезду Дэвида Брайана, чья звездная карьера не только разбудила, но и бросила к его ногам 100 миллионов фэнов. Но, ни Брайан, ни его группа, кажется, не собираются усаживать их всех обратно.
Дэвид Брайан, клавишник и один из основателей легендарной рок-группы, чьи простые слова "It's my life" ("Это моя жизнь") стали настоящим гимном для "поколения Х". Нетрудно догадаться, что эта группа называется Bon Jovi. Обладатели различных наград: лидер Джон Бон Джови, гитарист Ричи Самбора, барабанщик Тико Торрес и наш клавишник Брайан ушли далеко вперед с момента выхода из суперхита "Livin' On a Prayer". Со дня своего основания в 1984 году, они уже продали по всему миру 100 миллионов альбомов, заработали 3 миллиарда долларов, выступили на 2500 концертах в 50 странах, 15 раз обогнув земной шар. Недавно они были удостоены "бриллиантовой награды" ежегодной престижной музыкальной премии World Music Award за неоценимый вклад в мировую рок-музыку. В истории WMA подобную награду получали только три исполнителя. Также за вклад в развитие музыки им присудили специальную награду "За заслуги" от American Music Award. Всю свою 20-летнюю триумфальную карьеру Bon Jovi подытожили бокс-сетом "100,000,000 Bon Jovi Fans Can't Be Wrong" ("100 миллионов фэнов Bon Jovi не могут ошибаться"). Раз фэны не могут ошибаться, значит группа Bon Jovi делает свое дело правильно, что они и доказали в очередной раз, выпустив уже 9-й по счету студийный альбом "Have A Nice Day", гастрольный тур в поддержку которого стартует в ноябре и закончится где-то в 2006 году.
Недавний концерт, который Bon Jovi дали в преддверии выхода "Have A Nice Day" оказался по-настоящему великолепным вечером для его аудитории. Группа просто наэлектризовала сцену нового концертного зала Nokia Theatre на Таймс Сквер. Само действо транслировалось одновременно в 91 кинотеатре США и Канады через Интернет.

В то время как неугомонному Джону Бон Джови с его прыжками и танцевальными эротическими па просто не хватает размеров сцены, Дэвиду Брайану вполне достаточно небольшого пространства между двумя синтезаторами Yamaha. Его длинные пальцы взмывают вверх над клавиатурой и опускаются вниз каким-то волшебным движением, заставляя инструменты выдавать по-настоящему божественные звуки. И хотя это Джон, то и дело бросающийся к краю сцены, заставляет женщин визжать от восторга, поразительный талант Брайана, его манящие голубые глаза, его невероятная страсть, что трудно не заметить на его лице, выражение которого является эталоном спокойствия и самообладания, его скромность и в то же время открытость притягивают не меньше. Это делает его особенным. Уникальным в Bon Jovi.
44-х летний Дэвид Брайан родился в Эдисоне, штат Нью-Джерси. Прежде чем музыкальная карьера обрезала его полное имя, он звался Дэвид Брайан Рашбаум и происходил из семьи польский и российских евреев, переживших Холокост. Свои первые "клавиши" он купил, заработав их не старым проверенным способом на разноске газет, а потратив на них деньги, подаренные ему на бар-мицву. Под влиянием бабушки по отцовской линии и отца, которые оба были музыкантами, Брайан взял первые уроки игры на пианино в семилетнем возрасте. То, что природа не обделила его музыкальным талантом было заметно с самого начала. И в течение 13 лет он плодотворно работал над его развитием под руководством Эмери Хэка - профессора из Джуллиарда. Не принимая во внимание свой изначальный талант, Брайан считает, что процесс обучения музыкой научил его прежде всего главному - "что вкладываешь, то и получаешь". "Если я не буду практиковаться, я не буду хорошо играть, - говорит он. Занятия музыкой учат тебя ставить цели и добиваться их реализации. Я горжусь собой, что прошел долгий 15-летний путь с того момента, как впервые увидел пианино и глядел на него, как на волшебный музыкальный инструмент". Хотя Брайана учили играть классическую музыку, его профессор не был консервативен и разрешал ему играть вещи типа The Beatles, что наверняка ввело бы Моцарта в шоковое состояние. Вместе они рассматривали довольно много околомузыкальных тем, например, говорили о причинах популярности того или иного стиля. Такой современный подход к обучению буквально окрылял Брайана. Даже когда он учился на подготовительных курсах при местном университете, изучая медицину, Дэвид все равно продолжал заниматься музыкой по 14 часов в день. Он решил замахнуться на Джуллиард. В конце концов, несмотря на неплохую успеваемость, Брайан бросил занятия на подготовительных курсах и решил полностью посвятить себя музыке. И хотя в еврейских семьях родители мечтают о том, что когда их ребенок вырастет, он обязательно станет доктором, намерения Брайана заняться музыкой было твердым и непоколебимым.
В то время, когда Дэвид тренировался играть гаммы, никому тогда не известный Джон Бонджиови разносил кофе и работал на побегушках в музыкальной студии. Тянувшийся к микрофону Бонджиови убедил нужных людей разрешить ему использовать студию для записи своей песни, которую он назвал "Runaway". И хотя тогда судьбы Джона и Дэвида, словно руки пианиста, двигались в совершенно противоположных направлениях, один исторический звонок вернул их "руки" на середину клавишной панели к ноте До. "Runaway" имел успех, но у Бонджиови даже не было группы. Когда Брайан поднял трубку, на другом конце провода его хороший друг сразу выпалил: "Только что звонили из звукозаписывающей компании. У нас есть контракт на запись альбома". С этим звонком Бонджиови завязал с разноской кофе, а Брайан с Джуллиардом. Так и родилась легендарная группа Bon Jovi.

Мы сидим с Дэвидом Брайаном в популярном у знаменитостей ресторане La Fenice, что находится в Нью-Йорке на Бродвее. Его приветливость, открытость и добродушие кажутся абсолютно несовместимыми с его положением и славой. Но он относит эти качества к своему музыкальному амплуа. "Пианисты - это такие люди, которым всегда нужно практиковаться. И это не дает оторваться от земли", - говорит Брайан. Но даже со всей этой постоянной практикой, Брайан смущенно заявляет, что он играет хуже, чем его профессор Эмери Хэк. "Я очень строг к себе и реалистичен относительно своих умений. Знаю, что могу, а чего нет", - делится он. Как только ты говоришь 'Я знаю все' - это сразу означает, что ты не знаешь ничего". Не теряя ощущения реальности и постоянно заставляя себя двигаться вперед, Брайан говорит, что ему повезло, что он может зарабатывать на жизнь любимым делом. И первым предметом роскоши, который он смог себе позволить со своей новой работой, стал Порш черного цвета - машина, о которой он мечтал с тех пор как посмотрел фильм "Flashdance". И хотя по его словам, в отличии от других людей, которые имеют привычку давать имена своим первым машинам, яхтам и мотоциклам своей мечты, ему никогда не приходило в голову назвать свой Порш каким-нибудь именем, посмеявшись он добавляет:" Я просто зову его МОЙ". Он никому не позволяет садиться за руль своего любимца. Но даже если Дэвид Брайан и любит разогнаться до максимума на скоростном шоссе, он никогда не уезжал далеко от самого себя. Он по-прежнему дружит с друзьями детства, и они уверяют, что он ничуть не изменился. Он сожалеет, что его бабушка и дедушка, говорившие, в основном, на идиш, и прожившие 16 лет на Avenue J в Нью-Йорке, не застали его экономический успех. "В любом случае, они бы гордились, что я остался хорошим человеком и меня не испортили деньги и слава", - говорит он.
Каждый год на Рош-а-шана и Йом-кипур он трубит в шофар в своей синагоге, что, пожалуй, служит дополнительным доказательством того, что он не отрывается от своих корней. Независимо от того, как далеко от дома он находится во время очередного мирового турне с Bon Jovi, на эти праздники он всегда приезжает домой. Здесь есть еще и соревновательный момент. "Никто не трубит Текиа Гедола (последний длинный звук шофара - прим. пер.) дольше меня", - хвастается Брайан. Он держит ноту 45 секунд.
Брайан также свел воедино несколько других мелодичных нот, когда в 2000 году выпустил свой сольный альбом "Lunar Eclipse", составленный из инструментальных композиций. Музыку к нему он записал в своей домашней студии, нафаршированной по последнему слову техники, где кроме всевозможных компьютеров нашлось место и коллекции классических пианино. Брайан говорит, что среди всего остального музыка доставляет ему наибольшее удовольствие. "Музыка всегда честная, - уверяет он. Если ты не практикуешься, она получается плохой, и это заставляет тебя практиковаться. Она честна по отношению к тебе. Если ты работаешь над ней не покладая рук, то она по-своему отблагодарит тебя. Она никогда не лжет". Брайан говорит, что доверяет своему пианино больше, чем кому-либо вообще. "Я доверяю людям, но точно знаю, что у пианино нет никакой политики".
Сам Брайан тоже производит впечатление человека вне политики. Отец троих детей, он говорит, что его единственная политика - помогать детям. Он является почетным членом учредительного совета фонда "Only Make Believe", возглавляемого Даной Хаммерштейн. Они устраивают музыкальные театральные представления в нью-йоркских медицинских центрах для хронически больных детей. В фонде считают, что комбинация волшебной магии театра и детского воображения способствует тому, что дети с физическими недостатками начинают смотреть на жизнь другими глазами. Перед ними в первую очередь открывается мир возможностей, а не мир, в котором они чувствуют себя ущемленными. Брайан также посвящает свое время "Save The Music Program" - общественной организации, работающей совместно с каналом VH-1. Ее цель - восстановить нормальное музыкальное образование в американских средних школах. "Музыка очень важна для детей, - считает Брайан. Она учит их сосредоточенности и прививает моральные принципы. В глазах детей, наблюдающих за моей игрой, я часто вижу изумление, как будто они видят перед собой не музыканта, а фокусника. Но я говорю им, что все начинается с ноты До, и они смогут играть не хуже. Мой профессор из колледжа любил повторять: "Убери из 'Не могу' первое слово и ты сможешь все" - вспоминает Брайан. Он и другие участники детской программы стараются внушить детям ощущение уверенности в своих силах, доказать, что все находится в их руках. Я говорю им: "Не позволяйте никому украсть ваши мечты, как бы не складывались обстоятельства в вашей жизни". При этом он цитирует им слова своей собственной песни "Укради свой рок-н-ролл".

Возможно постоянное стремление Брайана разрушить любые стереотипы украло его воображение, сердце и творческую энергию ради нового интересного проекта - постановки мюзикла "Мэмфис". История рассказывает об одном белом диджее, который в 50-е годы XX века, разрушив расовые предрассудки и нетерпимость, царившие в южных штатах, сумел популяризировать негритянскую музыку на волнах "белого" радио. Брайан уже давно хотел поучаствовать в работе над мюзиклом, но ему все никак не удавалось зацепиться за такую возможность. А "Мэмфис" - рассказ о человеке, который осознанно пошел против общепринятых в те годы норм общественной морали только потому, что очень любил музыку, оказался для него "родным". "Эта история очень близка мне, - откровенничает Брайан. Человек не собирался менять мир, но внезапно из искры возгорелось пламя". 
Брайан позвонил продюсеру мюзикла и, выразив свою заинтересованность в работе над проектом, изъявил готовность выслать ему несколько песен собственного сочинения. Продюсер Джо Дипиетро, написавший книгу "Я люблю вас. Вы - прекрасны. Теперь меняйтесь" и слова для одноименного мюзикла, поначалу удивился, услышав в трубке голос знаменитой рок-звезды. Но на предложение согласился. Брайан записал песни за один вечер в своей домашней студии и отправил их Дипиетро уже на следующий день. "Когда я прочитал слова, то сразу придумал, как должны звучать песни" - рассказал Брайан. Но для него "Мэмфис" был больше, чем обычным развлекательным музыкальным проектом. Это была отличная возможность раскрыть всю глупость расизма посредством изобилующего яркими красками музыкального путешествия одного человека. Дипиетро и Брайан стали сопродюсерами. Сама же постановка получила восторженные отклики в прессе. Это единственный рок-мюзикл, написанный самым настоящим рокером. Но Брайан не собирается останавливаться на достигнутом - в его планах работа над новыми мюзиклами. Инвесторы уже потихоньку начинают барабанить в его дверь. Но даже, если, открыв дверь, он никого за ней не обнаружит, Брайан не будет чувствовать себя в одиночестве. Ведь всегда с ним его музыка. "Когда мне становится одиноко, я сажусь за пианино и начинаю играть, да так, что могу сам себя заставить разрыдаться, - откровенничает музыкант. Я вспоминаю самую первую песню, которую написал. Это настоящее сокровище". И хотя Брайан не склонен к восхвалению собственных музыкальных способностей, он убежден, что все делает правильно. "Мне пришлось тяжело работать, чтобы достичь всего этого". Брайан, излучающий вокруг себя доброту и великодушие, утверждает, что "близостью к реальности" он обязан своему воспитанию и своему раввину. Последнего он называет "реально клевый ребе". Раввин Дэвида носит длинные волосы и водит мотоцикл. "Он научил меня относиться ко всем людям с одинаковым уважением, ведь все мы по сути равны, - говорит Брайан. Все идем вместе - шаг за шагом". И когда Брайан вместе с Bon Jovi отправится в новое мировое турне с альбомом "Have A Nice Day", строчки из их новой песни укажут ему нужное направление:

With every step I take I know that I'm not alone
You take the home from the boy
But not the boy from his home
These are my streets, the only life I've ever known
Who says you can't go home

С каждым сделанным шагом, я знаю, что не одинок
Вы можете забрать у меня дом
Но вы не заберете меня от дома
Вот мои улицы, где провожу я свою единственную жизнь
Кто скажет мне, что я не смогу вернуться домой.

Да, он снова вернется домой, чтобы, как обычно, протрубить в шофар. Для всех. 

Перевод: Евгений Бояркин