Интервью Джона Бон Джови

Высоко в полете

Hit Parader
Январь 1996 г.

Джон Бон Джови знает чего он стоит на самом деле. В эру, когда большинство рок-богов 80-х имеют судьбу, хуже чем она бы была, если бы их опустили в кувшин с  кипящим маслом, Джон и его группа не только выжили, но и процветают. Совершив трудный переход в связи с изменением времен и осознав, что его аудитория выросла вместе с ним, 33-летний уроженец Нью-Джерси выпустил альбом These Days, один из самых запоминающихся и интересных альбомов. Нет, может у него нет той насмешливой невинности Slippery When Wet или безупречной рок-энергии New Jersey, но этот диск по-своему очарователен. Это-  выросший Bon Jovi; человек и группа еще способные валять дурака со своими старыми вещами (т.е. почивать на лаврах), но сейчас они способны также донести до нас гораздо большее.
Недавно мы сидели с Джоном и болтали по поводу жизни в центре всеобщего внимания.

Как ты реагируешь, когда люди говорят, что многие вещи из These Days- это долгий путь берущий начало на Slippery When Wet ?
Исходя из того, что прошло уже почти 10 лет с выхода этого альбома, неужели вы думаете, что ничего не изменится? Я больше не ребенок, у меня есть жена и двое детей, поэтому твои взгляды на вещи меняются. Но говоря это я игнорирую тех, кто прослушав эти песни, скажет, что это не рок. Лирика, может быть немного более утонченная и мелодии немного посовременнее, но в сердце это те же самые парни собирающиеся вместе и играющие музыку. Это то что было в нашем сердце в течение последних 15 лет.

Можешь та представить себе, что когда-либо твоя кино-карьера будет препятствовать твоей музыкальной жизни.
В действительности это разные вещи и это хороший отдых, переходя от одного к другому. Но это факт, что музыка- моя любовь №1 и всегда будет ей оставаться . Все что касается моей кино-карьеры, это все будет отлично, но я не знаю насколько серьезно я займусь этим. Моей музыкой я занимаюсь очень серьезно.

С таким напряженным графиком как у тебя, есть ли у тебя время слушать новую музыку и быть в курсе того что происходит в рок-н-ролле?
Да, я слушаю много нового. Я включаю радио, когда еду в машине или я ставлю кассету с тем, что мне нравится. Мой вкус варьируется, хотя я возвращаюсь к корням, в основном. Я купил недавние "Greatest Hits" Спрингстина и Дилана, но я также купил новый Oasis и  Catherine Wheel. Я не могу сказать, что я в восторге от каждого направления, возникающего в мировой музыке, но я думаю, что внимательно слушаю новые группы и, когда я слышу что-то, что мне нравится, я обязательно покупаю это.

Ты обеспокоен тем, что многие ощущают, что темная туча висит над многими сегодняшними рок-звездами? Кажется, что у них больные души.
Смерть Курта Кобейна очень сильно подействовала на меня. И вопрос был не в том, что мы потеряли его музыку. Для меня это было больше на личном уровне понимания того, что значит находиться в центре всеобщего внимания и иметь дело с подобным давлением. Его сделали представителем его поколения, а это давление- это адская ноша. Мне очень жаль его потому что у него осталась маленькая дочь, как и у меня, и теперь у него никогда не будет возможности наслаждаться ее взрослением. Но все мы несем свои кресты и я думаю я отражаю эти моменты на этом альбоме.

Было сложно откровенничать в песнях типа Hey God или Something to believe in?
Я не знаю было ли это сложно или нет- это просто то, что я выбрал, чтобы делать. В Something to believe in к примеру, вопросы о том, чему меня учили пока я рос. Я знаю, я слишком стар сейчас, чтобы повернуться спиной к тому, что я выбрал, но вещи о которых тебе говорят, когда ты ребенок, имеют тенденцию приклеиваться к тебе. Мы все так или иначе, страдаем от нашего воспитания. Я прошел через время, когда мне приходилось спрашивать о многом из того во что я верил, мне пришлось спрашивать моих друзей, деловых партнеров, фактически всех в моей жизни. Это не легко для каждого. Ты осознаешь, что не важно, кто ты, чем занимаешься и то что ты совершенен, тебе еще нужно что-то, во что верить.

Недавно ты имел большой успех с балладами и успешно продюсированными песнями. Было ли у тебя сильное искушение включить их в These Days?
Меня всегда заставляет смеяться то, что некоторые люди думают, что ты просто можешь зайти в комнату с гитарой, закрыть за собой дверь и через час выйти оттуда с песней-хитом. Хиты не делают, они сами ими становятся. Когда  "Always " стала хитом, я думаю, я был также удивлен как и все. Я знал, что это была хорошая песня, но я никогда не мечтал о том, что она станет самым большим синглом в нашей карьере. Но нет, даже и мысли не было записывать такие песни. Ты должен писать, то что ты чувствуешь, а не то что ты думаешь хочет твоя студия звукозаписи. И мне хочется, чтобы это было легко. Фактически я думаю, что он (этот альбом) еще тяжелее и "роковей", чем Keep The Faith,  все еще приятно работать над песней типа "My guitar lies bleeding in my arms" , но в действительности это не баллада, для меня, это больше, типа  "Bed of roses".

Было так много слухов в последние несколько лет о распаде группы. Алек ушел. Риччи женился. Сейчас гораздо больше немузыкальных отвлечений. Что объединяет их всех?
Нижняя граница- это то что за все эти годы мы еще остаемся большими друзьями. Мы еще любим собираться вместе и просто разговаривать. Мы вместе сделали так много за эти годы, что мы стали братьями. Порой, как и в любой семье, чья-то мотивация меняется и это то что произошло с Элом. Он возможно уйдет из музыки и откроет самый большой в Америке мото-магазин. Это его мечта. Мы все отключаемся, преследуя наши мечты. Это то в чем заключается жизнь, не так ли?

Перевод: Евгений Бояркин