Интервью с Джоном Бон Джови

Интервью с Джоном Бон Джови

Автор: Shawn "Jay-Z" Carter (President Of Def Jam Records)
Октябрь 2005 г.

Впечатляющая татуировка Супермена, украшающая левое плечо Джона Бон Джови, лишний раз показывает, что для этого человека не существует никаких ограничений. Он не только является участником одной из самой успешных американских групп, но еще владеет футбольной командой, а также периодически снимается в кино (новый триллер с его участием Cry Wolf уже появился на экранах). Кроме того, его группа Bon Jovi недавно выпустила свой 10-й студийный альбом под названием Have A Nice Day. Но он никогда не подает себя в качестве супергероя. В интервью, Джон скажет, что он обычный парень из Garden State, ну разве что в кожаных штанах. Предлагаем вашу вниманию его беседу с коллегой по музыкальному цеху Jay-Z.

Jay-Z: Итак, Джон, какие планы?

Джон Бон Джови: О! Каких планов только нет. Как говорит моя жена, пришло время опять накормить это животное. (смеется) Колеса снова начинают крутиться.

JZ: Кажется, что ты заново запускаешь весь процесс, как будто готовишь себя к...

ДБД: Нет, нет. Дело не в изматывающих гастролях. Я говорю об альбоме. Будут клипы, будут синглы. А тебе придется, затаив дыхание, ожидать, как же публика воспримет все на этот раз. Гастрольный тур в поддержку альбома - это, несомненно, серьезное мероприятие, но прежде всего нужно заправить в эту машину горючее.

JZ: Как у вас обычно проходит процесс записи альбома?

ДБД: Как правило, мы делаем 10 демо-версий за сессию, но это очень качественные демки. К примеру, 38 ранее не издававшихся песен из нашего последнего бокс-сета звучат как законченные мастер-треки, хотя на самом деле это всего лишь демо-версии. Все дело в том, как мы над ними поработали. Потом мы приходим в студию и количество песен для альбома сокращается до 10 или 12. Хотя процесс записи Have A Nice Day несколько отличался от предыдущих. С помощью новых технологий мы наложили партии для бас-гитары и ударных в последнюю очередь, таким образом сами песни писались без участия группы. И в этот раз мы вообще не делали демо-версий. Для нас это было чем-то абсолютно новым. Такие новшества принес наш сопродюсер Джон Шэнкс (John Shanks). И я думаю, что результат будет того стоить.

JZ: Интересно. Дай-ка мне пятерку лучших событий в мире рок-н-ролла из твоей жизни.

ДБД: Вау! (смеется) Когда Slippery When Wet в 1986 году занял первое место в чартах, я осознал, что с этого момента в наших жизнях наступили необратимые перемены. Потом, когда на церемонии вручения премии Грэмми я самостоятельно исполнял Blaze Of Glory (1990). Ну и когда мы впервые выступили на стадионе Giants. В тот период моей карьеры мало кто из людей верил, что мы снова сможем выступать на больших аренах. И тем не менее мы сыграли там уже пять раз. Не могу не упомянуть, как во время наше последнего тура мы получили право сыграть в знаменитом Гайд-парке в Лондоне. И, вероятно, отличный супер-хит "It's My Life" из альбома 2000 года Crush, благодаря которому мы приобрели новое поколение фэнов.

JZ: Ну, а теперь пять лучших рок-н-ролльных событий, не касавшихся лично тебя.

ДБД: Первый, это, конечно, Элвис (Пресли), который, можно сказать, стал прародителем рок-н-ролла в мире. Потом я бы назвал команду Rat Pack Фрэнка (Синатры). Он замечательно показал, что такое "быть членом группы". Стоунз (The Rolling Stones) и их долгожительство на рок-сцене. Концерт группы E Street Band в 1978-м. Тогда я реально осознал, чем буду заниматься всю свою оставшуюся жизнь. Не знаю, я вроде назвал только четыре?

JZ: (смеется) Да. Но этого вполне достаточно. Ты что-то говорил насчет того, что люди считали, что вам уже никогда не удастся выступить на стадионе Giants во второй раз. Это дает мне повод говорить о том, что когда артист натыкается на определенные преграды в своем творчестве, но с успехом их преодолевает, то его можно назвать человеком, окончательно определившимся в жизни. Такие истории очень поучительны. Взять, к примеру, твою или Мэрайи (Mariah Carey).

ДБД: Согласен. Все настоящие карьеры сопровождаются взлетами и падениями. Так было у меня и у Мэрайи. Подумайте только, Синатра, завоевавший ранее Грэмми (1953 год), не имел контракта на выпуск альбома, не имел контракта на съемки в кино и ему приходилось надеяться только лишь на свою жену Эву Гарднер (Eva Gardner), которая могла договориться на счет его участия в кинопробах. Он оказался на самом дне после того как длительное время находился на самой вершине. Вот тогда ты начинаешь грызть землю и становишься настоящим артистом, который может выдержать испытание временем. Сейчас, образно говоря, моя книга еще не написана до конца, но в моей карьере за последние 20 лет было достаточно много взлетов и падений, для того чтобы оценить все хорошее и не волноваться о плохом.

JZ: А какую музыку ты сейчас слушаешь?

ДБД: Я в курсе всех событий, происходящих сейчас в мире рок-н-ролла. Помню, как год назад кто-то сказал, что рок-музыка мертва. Но сейчас, мне кажется, что с появлением таких команд как The Killers, Jet или Damien Rice, ситуация меняется к лучшему. Приходит новое поколение, которое двигает рок, не дает ему стоять на месте. Два года назад мне задали вопрос, будет ли современная музыкальная индустрия поддерживать новых Том Уэйтса (Tom Waits) и Боба Дилана (Bob Dylan), и сейчас, когда я слышу таких ребят, как Damien Rice, то мой ответ будет однозначно утвердительным.

JZ: Все мы из мира хип-хоп музыки завидуем вам ребята, потому что рок-группы имеют замечательную возможность очень много выступать и тем самым, совершенствуясь. В то время как мы должны сначала попасть на радио, получить хит и лишь потом у нас появится возможность давать концерты. Я думаю причина в том, что мы используем очень мало инструментов на сцене, поскольку они не так важны в наших выступлениях.

ДБД: Да. Именно это делает рэп-музыку более зависимой от студийной звукозаписывающей индустрии. И естественно, вы не сможете так просто выйти на сцену, сыграть лишь три песни, которые есть в вашем репертуаре и ожидать, что публика заполнит зал до отказа, если же, конечно, вы не являетесь знаменитыми рэп-исполнителями с целой кучей записанных синглов и альбомов. Но сейчас я наблюдаю, что рэпперы постепенно увеличивают интенсивность своих концертных выступлений. Я видел как Эминем (Eminem), выступая на 50-тысячном стадионе в Германии, без ударной установки и гитары сумел найти контакт с каждым из присутствующих на концерте зрителей. Когда тексты песен очень сильны, установить такой контакт вполне реально.

JZ: Расскажи мне об одной из песен, которая изменила для тебя весь альбом.

ДБД: Дело в том, что когда я сокращаю количество песен на альбоме до 12, то все уже учтено. Скажем, вчера вечером мы вместе с L.A. (Reid, один из учредителей Island Def Jam Music Group) и Стивом Бартелсом (Steve Bartels, президент Island Records) обсуждали третий видеоклип, а также день, время и место, когда я хочу его запустить. Потому что, если я не выпущу его в строго определенную дату, то другого времени на это уже не будет. Потом я уеду на гастроли, и мы можем оказаться в любой точке планеты: в Европе, Азии, Южной Америке. Знаешь, как я уже говорил ранее: "Колеса снова начинают крутиться, потому что нет пути назад".

JZ: Кстати, ваш клип (на песню "Have A Nice Day") просто сумасшедший. Везде эти улыбающиеся рожицы. Думаю, он будет пользоваться большим успехом.

ДБД: Надеюсь. Думаю, что весь альбом будет пользоваться большим успехом.

JZ: Когда ты в первый раз осознал, что вы стали знаменитыми?

ДБД: Ты знаешь, это очень коварный вопрос для меня. Еще когда я учился в школе и в конце 70-х - начале 80-х играл в барах Джерси и открывал концерты для всяких известных ребят, то я считал, что вот она слава. Когда мы получили первый контракт на выпуск альбома, то я считал, что это и есть настоящая слава. А когда мы добились успеха с Slippery When Wet, то я подумал: "Вот ведь она какая, настоящая слава". Так она увеличивалась и увеличивалась, то ты играл на стадионах и снимался в кино, потом тебя приглашали в Белый Дом. Так что, с этой точки зрения я не считаю себя знаменитым.

JZ: Ну очень уж скромно, ведь на самом деле ты очень знаменит. (смеется)

ДБД: Вот ведь какая штука. Я не обращаю на все это внимание. Вчера я разговаривал с одним парнем из фирмы Nike. Он пришел ко мне, как к владельцу футбольной команды (Philadelphia Soul, выступающая в АФЛ), и мы обсуждали маленькую сделку на приобретение формы для моей команды. Он довольно удивленно заметил: "Я ничего не понимаю. Я думал, что мне придется пройти через 99 человек, прежде чем попасть к тебе на прием". Я ответил: "Ни в коем случае, вопрос решается прямо здесь". Между тем, он рассказывал мне, что ему приходится нанимать бэбиситтеров для игроков, чтобы убедиться, что они выполняют контрактные обязательства, то есть носят на улице ту одежду, которую нужно. У него есть целая команда исполнителей, чья работа заключается в том, чтобы следить, что одевает тот то и тот то. Для меня такие вещи просто необъяснимы. У меня такого нет. Решения бывают разные - удачные и не очень, но все они принимаются только здесь.

JZ: Мне нравится, как мы постепенно перемещаемся к спортивной теме. Знаешь, когда я рос, мы мечтали стать баскетболистами и возможно лучшим действительно удается осуществить свою мечту и стать игроком НБА.

ДБД: Знаешь, я сейчас переживаю нечто подобное с игроками моей команды. Они находятся либо на пути в НФЛ, либо уже отыграли там свое, либо их габариты не позволяют им играть в НФЛ. Но в любом случае, так или иначе они стараются найти в игре свою отдушину и постараться осуществить свою мечту. Собственно, и я тоже.

JZ: Ух, какая история. Просто за душу берет. По ней просто можно кино снимать.

ДБД: Согласен. Посоветовал бы всем обратить на это внимание. Я искренне верю, что у этих ребят есть мечта. Мечта, за которую они цепляются изо всех сил. И я чувствую свою ответственность за них. Знаешь, когда кто-нибудь из парней подходит ко мне и говорит: "Догадайся что? Я получил вызов на тренировочные сборы вместе с The Patriots". Моя реакция всегда одинакова: "Вот твой контракт. Удачи!" Для них это просто замечательный подарок. У меня сейчас трое таких ребят: двое в тренировочном лагере The Patriots и еще один тренируется с The Chargers. Так я потерял уже нескольких отличных игроков, но я рад за них и надеюсь, что их мечта попасть в большой футбол осуществится. И когда такое происходит, я сам получаю от этого массу удовольствия.

Перевод: Евгений Бояркин