10 вопросов Джону Бон Джови

Джон Бон Джови отвечает на вопросы читателей журнала Time

25 июля 2007 г.

Рок-звезда из Нью-Джерси, на счету которого 100 миллионов проданных по всему миру альбомов, гастролирует в поддержку нового альбома своей группы – Lost Highway. Итак, Джон Бон Джови отвечает на ваши вопросы.

Собираешься «присадить» нас на кантри?
Нет. Я хочу прояснить ситуацию: Lost Highway – это не кантри. Это альбом Bon Jovi, написанный под влиянием Нэшвилла. Это не George Strait и не Alan Jackson. А скорее Keit Urban, Sugarland или Big and Rich.

Что сейчас играет в твоем iPod’е?
Я был и остаюсь большим фанатом Damiene Rice и его альбома О. Совсем недавно пластинка Amy Winehouse [Back to Black] сразила меня наповал. Мне нравится ее звучание. И знаете, теперь я спокоен за следующее поколение песен и их авторов.

Что самое оригинальное ты вынес из актерского дела?
Скромность. Это, когда, предварительно заплатив за 10 уроков вперед, приходишь к преподавателю актерского мастерства, ты сталкиваешься с тем, что приходится сидеть в коридоре и дожидаться, пока тебя позовут. Для меня в этом не было ничего страшного. Неважно кто ты: писатель, режиссер, продюсер или звезда - ты должен быть скромным. Я поделился своим опытом с группой, и думаю, что это и есть ключ к нашему успеху, который сопутствовал нам все последнее время, начиная с 90-х годов. Мы работали, а не почивали на лаврах.

Как тебе удается соблюдать баланс между интересами семейной жизни и требованиями музыкальной карьеры?
Порой это непросто. На этой неделе я успел побывать в Нью-Йорке, Венесуэле, Тобаго, Висконсине, Вайоминге. Я приехал домой в 4 утра, абсолютно никакой, а через несколько часов надо было вставать и вести сына к дантисту. Естественно я проспал. Но моя жена не стала меня будить. Она сказала, что мне нужен отдых. Завтра еще одного ребенка надо отвести к врачу. Буду стараться. А на следующий день я снова влезу в шкуру рок-звезды.

Вы много поете о вере. Что можешь сказать о своей духовной жизни?
Мне кажется, что вера дает мне больше сил, чем моя традиционная религия. Думаю, песня Livin’ on a Prayer понятна любому, независимо от религиозных убеждений.

Собираешься ли ты поддерживать Эла Гора на ближайших выборах?
Знаете, я уже и так достаточно четко выразил свои политические взгляды в "Have A Nice Day". Мне кажется, что я приношу куда больше пользы для конкретного человека, когда занимаюсь благотворительной деятельностью, а не агитацией за того или иного кандидата.

Что ты чувствуешь, играя в своем родном штате Нью-Джерси? 
Если честно, то это не самое любимое место для выступлений. Список приглашенных гостей чрезмерно велик, все тетушки и дядюшки, которых я и на Рождество никогда не вижу, предпочитают сидеть на самых лучших местах, иногда чуть ли не на барабанной установке [смеется]. Больше всего я люблю выступать в Дублине. У меня какая-то необъяснимая страсть к 
этому городу. И что-то постоянно заставляет меня возвращаться туда.

Спустя столько лет, что по-прежнему доставляет удовольствие и побуждает выходить на сцену?
Сочинение песен – вот основа всего для меня. Следом идет процесс записи. И когда, наконец, твоя идея, посредством первого и второго, приносит долгожданные плоды – тебе хочется выйти и поделиться своим детищем с как можно большим количеством людей. Вот, что побуждает меня гастролировать снова и снова.

У тебя когда-нибудь были разногласия с Ричи Самборой в творческом плане?
Если говорить честно, ответ будет «нет». Я полагаю, все мы в группе мыслим в одном направлении, разделяем одно творческое видение. И вклад каждого участника равноценен, пусть зачастую это и не афишируется. Мы с Ричи можем дискутировать, но мы никогда не ссорились из-за несовпадения взглядов в процессе сочинения песен или записи.

За последние годы музыка Bon Jovi неоднократно менялась. Вот и ваш новый альбом «приправлен» кантри. Как вам все это удается?
Залог нашего успеха – верность себе. Никогда не было такого, чтобы под влиянием моды мы прыгали из вагона в вагон. Оглядываясь назад, можно сказать, что именно это и отличало нас от многих наших коллег. Когда мы развивались как группа, этот процесс шел вполне естественно. Мы не приглашали рэппера, когда в моде был рэп, не строили из себя парней из Сиэтла, когда в моде был гранж, не танцевали как мальчиковая группа, когда в моде были мальчиковые группы. Мы просто росли. Росли на глазах у публики, и к счастью, 100 000 000 наших поклонников всегда безошибочно находили наш вагон.

Есть ли у кого-либо из твоих детей склонность к музыке? Как бы ты отреагировал, если бы однажды один из них организовал собственную рок-группу?
Да, у них уже начинают проявляться кое-какие способности. Я никогда не давил на них. Я хочу дать им возможность найти свой путь самостоятельно – так, как в свое время это сделал я. Если они решат посвятить свою жизнь музыке, я буду поддерживать их, потому что знаю, сколько радости она приносит и какую поддержку может оказать. Умение играть на каком-либо музыкальном инструменте – это то, что останется с тобой на всю жизнь и поможет тебе в моменты одиночества.

Ты еще не устал постоянно слышать и петь свои наиболее известные песни?
Нет, нисколько. В день, когда все это превратится лишь в сплошные ностальгические воспоминания, я просто уйду. Мне доставляет огромное удовольствие играть Living on a Prayer или Wanted Dead Or Alive, но все это быстро бы наскучило, если бы, скажем, не было Who Says You Can’t Go Home и его первого места в чарте синглов. Я просто не захотел бы жить только вчерашним днем.

Вы состоите в счастливом браке вот уже почти 20 лет. Я собираюсь сыграть свадьбу в следующем году. В чем секрет столь благополучной семейной жизни?
В том, чтобы найти такую независимую женщину, которая будет любить тебя таким, какой ты есть и станет твоим лучшим другом. Так получилось, что я изначально не ошибся с выбором, и мне очень-очень повезло.

Если бы у тебя появилась возможность излечить какой-либо социальный недуг, что бы это было и почему?
Живя в богатейшей стране в мире, я бы обратился к искоренению бедности. На мой взгляд, это одна из самых серьезных проблем внутри нашего государства. Я сконцентрировал свое внимание на общественной работе по строительству домов для 
неимущих. Благотворительная деятельность доставляет мне куда больше удовольствия, чем любая восторженная похвала, которыми я не был обделен за всю свою музыкальную карьеру. Кто знает, может, люди, которым ты помог сегодня, завтра станут лидерами свободного мира. Это всегда здорово – дать кому-то возможность начать новую жизнь.

Если бы ты сам смог сделать надпись на своем надгробном камне, как бы она звучала?
Он никогда не скучал. И не скучает. [Смеется]

Что ты думаешь по поводу того, что люди, посетившие ваши концерты, распространяют сделанные на них видеозаписи через Интернет систему You Tube?
Мне это нравится. Я как и все влюблен в You Tube и ее возможности. Правда, я был бы рад управляться с ней с той же легкостью, как это делают мои дети.

Какова цель в твоей жизни на сегодняшний день? 
Все, что я хотел попробовать в жизни, я уже попробовал. Что-то получилось, что-то нет. Но я всегда говорил себе, что ни за что не стану парнем, который способен лишь на слова: «а я бы, а мне бы, а надо бы». Все, что я пожелал бы для себя на последующие четверть века – долголетия, здоровья и крепкой семьи.

За последние несколько лет ты стал весьма преуспевающим и притом разносторонним бизнесменом. Что ты думаешь о написании книги, в которой бы рассказал о своих подходах в бизнесе и его философии? Я бы купила ее!
Я размышлял над этим. Даже зашел очень далеко – уже готов был подписать чек, но… мы отправили книгу назад [издателям]. Потому что, когда я начал листать страницы, у меня возникло впечатление, что все, чего они хотят – это покопаться в 
грязном белье. Мне это было совершенно неинтересно. Возможно, я смог бы дать будущему поколению парочку полезных советов, но что-то подсказывает мне, что они не будут к ним прислушиваться. Как я бы ни за что не прислушался к таковым в свое время. Каждому из нас приходится протаптывать собственную тропинку в жизни и полагаться только на свой опыт, приобретенный на своих же ошибках.

Назови моменты в своей жизни, которыми ты гордишься больше всего.
Трудно так сразу сказать. С того времени, как ты, еще подростком, играл на гитаре в гараже, преодоление каждого маломальского рубежа казалось величайшим моментом гордости. С того времени, как ты играл на местной дискотеке, ко дню, когда ты впервые выступил в ночном клубе, к моменту получения первого контракта на запись альбома, ко времени, когда твой альбом возглавил чарты и к тому самому дню, когда ты отыграл 10 дней подряд на местном стадионе - с каждым разом поводов для гордости становилось все больше, а планка поднималась все выше! Но я не вывешиваю список своих достижений на стену, чтобы бить себя в грудь и заниматься самовосхвалением. Это просто очередные пометки в книге моей жизни, которая пишется где-то в другом месте. Думаю, за следующие 30 лет моя история пополнится другими значимыми моментами. Я представляю себе творческий путь как марафон, в котором после 25 лет все еще только начинается – просто ты серьезнее относишься к своей работе, тоньше ее чувствуешь, у тебя появляется репутация в обществе, а к твоему мнению прислушиваются. Сейчас я способен анализировать прошлое – оглянуться назад и сказать себе «да, это был хороший год» или «этот год был неудачным», вот почему это произошло, из-за чего что-то случилось и так далее. И думаю, зрелось еще только на пороге.

Я знаю, что ты человек непубличный, но если бы о вашей группе был снят фильм, как бы он назывался, и кому бы ты доверил сыграть себя?
Кто-то уже в шутку говорил, что это будет Бен Аффлек и Мэтт Деймон. В роли меня и Ричи. [Смеется]

Перевод: Robin, Евгений Бояркин