Интервью с Джоном Бон Джови и Ричи Самборой

This Left Feels Right: на пороге начала новой эры

David Wild, журнал Island Germany
Сентябрь 2003 г.

Основа нового альбома Bon Jovi "This Left Feels Right" - акустическая, но его дух - электрический. На этом альбоме, суперзвезды рок музыки сделали эффектный и яркий артистический поворот налево. В сотрудничестве с продюсером Пэтом Леонардом (Pat Leonard), они успешно разобрали на части 12 своих классических вещей и собрали каждую из них заново. Получилось что-то знакомое, но вместе с тем новое и довольно неожиданное. На TLFR все старое снова стало новым: знакомые стадионные гимны и знаменитые баллады возродились с абсолютно другим звучанием. Никто до этого еще не слышал таких Bon Jovi.

И вот, Джон Бон Джови и Ричи Самбора сейчас здесь с нами, чтобы объяснить как же им удалось повернуть налево так, что этот поворот оказался по-настоящему правым, в смысле, правильным.

Как же получилось, что вы сделали такой чудесный поворот в левую сторону?

Джон: Дело было в Японии, где мы давали концерты на больших аренах. И у нас была трехдневная пауза между выступлениями, чтобы добраться из пункта А в пункт Б. Мы уже лет десять не играли там на концертных площадках и мне пришла в голову одна мысль. Я сказал: "Давайте дадим необычный концерт для фэнов, сделаем его акустическим". Промоутер неохотно согласился и за следующие пару дней мы сделали новые аранжировки. Мы сыграли парочку каверов "Heroes" Дэвида Боуи (David Bowie), "Have A Little Faith In Me" Джона Хайатса (John Hiatts) и "The Joker" Стива Миллера (Steve Miller) и около 30 наших собственных песен. И в конце составили из всего этого сборник продолжительностью три часа и сорок минут. Мы записали его и сказали, что это будет материал для нашего нового концертного акустического альбома.

Изначально все должно было быть именно так?

Джон: Да, до тех пор пока мы не прослушали его и решили, что... все хорошо. Но мне показалось, что мы немного фальшивым.  В Амстердаме у нас было несколько выходных дней и мы пошли в студию и переделали пять наших песен. Мы подумали, что сделали отличную работу, но вместе с тем понимали, что нам нужен человек, который бы помог нам с остальными девятью песнями. Я вспомнил о Пэте Леонарде. Он уже имел дело с подобными вещами, поскольку продюсировал Unplugged альбомы Рода Стюарта (Rod Stewart) и Брайана Адамса (Bryan Adams). К счастью, в то время Пэт был свободен. Мы сказали: "Приезжай в Джерси и вместе посмотрим куда нам двигаться дальше". Как только мы начали говорить, посыпались фразы типа: "Хочу немного левее вот с этим", "А не взять ли нам здесь чуть-чуть левее". Через некоторое время мы сказали: "Насколько максимально влево мы можем повернуть, чтобы все-таки не сорваться со скалы?". Либо Пэт притворился, что никогда не слышал наших песен, либо наоборот, но постепенно пришли к тому, что его взгляды на этот альбом разительно отличаются от наших. Это перевернуло все. Внезапно мы почувствовали, что проект становится куда более интересным и привлекательным".

Ричи: Я не помню, чтобы какие-то группы вообще такое делали. Может кто-то и менял радикально одну или две песни, но у нас все получилось по-другому. Сначала мы просто хотели сделать акустический альбом для наших фэнов. Но Пэт оказался тем человеком, который развернул это дело совсем в другую сторону. Как автор песен я был польщен тем, что при такой полной разборке песен и собирания их заново, они продолжают так замечательно звучать. Мы заново открыли наши песни и начали рассматривать наш проект уже совсем в другом ключе.

Джон: Таким образом, мы решили отказаться от записей, сделанных в Амстердаме и теперь находимся в жутком цейтноте по поводу выхода этого альбома, потому что уже объявили нашей звукозаписывающей компании, что в этом году выпустим новый альбом и они, естественно, уже рассчитывают на него. Сам альбом, начиная с самой задумки, 21 августа, записывался в течение 23 дней. Это была, в прямом смысле этого слова, просто безумная спешка. Знаете, мы раньше всегда работали в довольно плотном и жестком графике. Много сочиняли, много думали. Но в последние годы у нас уже не было никаких временных ограничений, поэтому мы писали песни не торопясь, в свое удовольствие. Но в этот раз, нам снова пришлось вспомнить старые добрые времена. Признаюсь, было тяжело. Тяжело выбирать песни. Мы составили окончательный список буквально в последний момент.

Ричи: Мы гордимся этой работой, потому что не так просто было на это решиться. Ведь большинство песен на альбоме - большие хиты, проверенные временем и имевшие огромный успех у публики. Но мы решили, что этот факт не должен останавливать нас и повернули влево. Мы сделали именно так, вместо того, чтобы превратить их в подобие нашей старой аранжировки "Livin' On A Prayer", которые мы с Джоном сделали для MTV, для их шоу MTV Video Music Awards, где мы использовали только две акустических гитары. Сейчас мы пошли совсем другим путем.

То выступление на MTV имело успех, вдохновив на подобные вещи многих других исполнителей, что привело к возникновению на MTV целого движения "Unplugged". Вас посещает чувство гордости по этому поводу?

Ричи: Несомненно. Хотя тогда все это не особенно впечатляло. Чисто с технической стороны, в то время ситуация со звучанием музыки на ТВ сильно отличалось от теперешней. Мы видели как из-за этого многие хорошие музыканты очень слабо выглядели на ТВ. Тогда мы подумали, а почему бы нам просто не выйти вдвоем с гитарами и не показать людям, что мы настоящие и поем песни такие как они есть, так сказать в "первоначальном" состоянии. Тогда мы были на гастролях и у нас выдался выходной день. Когда мы вернулись к нашим концертам, все только и говорили о нашем выступлении. Когда спустя месяц появился "Unplugged", я сказал: "Спасибо большое, а где же мой чек?" (смеется).

Откуда взялось название?

Джон: Название получилось удачным, хотя это была не моя идея. Я хотел назвать альбом "At The Steps Of Graceland". Смысл был в том, что за 20 лет карьеры и 90 миллионов проданных альбомов мы все ближе и ближе приблизились к этой таинственной земле. Но это было чересчур умное название для альбома. А потом кто-то сказал нам: "This left feels right". И я тут же отметил, что это название как раз то что надо. Я хотел, чтобы на картинке на обложке была нарисована летящая со скалы машина, как в фильме "Тельма и Луиза". Все это напоминало интересное путешествие. Альбом должен был быть акустическим, но, в результате, получилось немного не так. Мы повернули налево и не оглядывались назад. Это было даже больше, чем я рассчитывал. Мы заново открыли многие вещи.

Ричи: Мне нравится это название, потому что оно четко определяет саму концепцию альбома. Мы сделали левый поворот в нашей музыке и это лучший выбор. Я не получал столько удовольствия от работы еще со времен Slippery When Wet. Такое же вдохновение как и тогда, хотя и альбомы совершенно разные. Тогда мы получили массу удовольствия, нам было легко работать. В этот раз все было тоже самое, за тем исключением, что мы стали на 20 лет старше. А ведь мы должны быть капризными рок-звездами, меня должно мутить от того, что я провожу в студии по 14 часов в день. Но все получается наоборот. Я просыпаюсь чертовски уставшим, но уже заряженным энергией от того, что мы делаем. Просто не передаваемые ощущения.

Ваши песни очень изменились. Например, "Keep The Faith", она была таким мощным, агрессивным гимном, а стала душевной молитвой.

Джон: Я скажу, что это говорит о том, что большинство песен могут быть многосторонними и их слова вписываются в этот их новый контекст. Собрать песню заново не так просто, особенно когда ты вложил в нее что-то личное. Но когда человек со стороны подбрасывает тебе интересные идеи, то есть смысл прислушаться.

Значение песен для вас изменилось?

Джон: Да, изменилось. Например, в "Lay Your Hands On Me" я чувствую как будто ее поет Питер Габриэл (Peter Gabriel). Я ловлю себя на том, что протягиваю вперед руки. А вот "Wanted Dead Or Alive" становится похожей на современную обработку Led Zeppelin. "It's My Life" - это интроспективная баллада. Потом есть песня "Everyday" из "Bounce", которая пока не звучит на радио, но я верю в нее и очень хотел, чтобы люди послушали ее в новой интерпретации.

Ричи: "Wanted" никогда не удивит меня. Тоже самое скажу и о "Livin' On A Prayer". С этими песнями никогда ничего нельзя напутать. "Prayer" всегда будет хороша. Мы прикинули, а почему бы нам не пойти другим путем, почему бы женщине не спеть ее вместе с Джоном? В этом случае песня будет похожа на беседу двух людей. Мы обсудили несколько кандидатур в качестве партнерши для Джона, но когда Пэт включил демо-запись своей жены, Оливии Д'Або (Olivia D'Abo), актрисы и певицы, то я моментально вызвался бесплатно сыграть на гитаре на ее альбоме. Я никогда не слышал в голосе такой ранимости. Они просто потрясающе звучали вместе с Джоном. Раньше я пел ее вместе с ним, но эффект, конечно, был не такой. Главное в этом альбоме было то, что мы должны были сделать так, чтобы все эти песни снова чувствовались современными и люди бы по-новому открыли для себя кто такие Bon Jovi. В целом, альбом радует меня, особенно учитывая то, что еще три с половиной недели назад его вообще не существовало. Теперь он для меня как большое светлое пятно в моей жизни. Дома я все время говорю о нем со своей женой. Вчера она прослушала его и была в восторге. С одной стороны тебе страшно, а воспримут ли его слушатели, ведь он такой необычный. Но с другой, нам нравится этот альбом и это самое главное.

Джон, на этом альбоме гитара Ричи звучит так необычно и завораживающе.

Джон: Ричи восхитил меня своей игрой на этом альбоме, хотя я всегда знал, что он замечательно играет. Некоторые люди иногда считают по-другому, потому что в контексте всей группы ему иногда тяжело показать в полной мере все свое мастерство. Но для меня он просто гений гитары и я надеюсь, что эта запись покажет людям, насколько фантастически играет Ричи. Он освоил базуки и мандечелло - инструменты, на которых он никогда раньше не играл. Более того, он заставил их так интересно звучать. К счастью, все ребята из группы отлично себя чувствовали после гастролей, так что у нас все было в порядке с нашими "игровыми" кондициями. Все мы - Ричи, Дэйв, Тико и Хью отнеслись очень серьезно к этой записи.

Ричи: Я уже давно играю на акустической гитаре. Когда я был еще подростком и у меня не получалось собрать свою группу для выступлений, это обычно было по понедельникам, вторникам и иногда по воскресениям, я играл сам для себя на акустической гитаре, иногда вместе с одним парнем, который играл на басе.  Я отлично чувствовал себя в таком качестве. Были еще ребята, игравшие в маленьких клубах Нью-Джерси, у которых я тоже учился мастерству игры на акустических инструментах. Кроме того, я рос, впитывая в себя тот поразительный акустический саунд Led Zeppelin.

Да, в версии "Wanted Dead Or Alive" на This Left Fells Right явно ощущается знаменитая мощь Led Zeppelin.

Ричи: Бесспорно. Двенадцатиструнная акустическая гитара Джимми Пэйджа (Jimmie Page) оказала большое влияние. А звучание барабанов мы пытались приблизить к аналогичному фирменному звучанию Джона Бонэма (John Bonham). В то время, когда мы писали "Wanted Dead Or Alive", на радио не звучала акустическая гитара. Поэтому мы решили вернуть песням эту недостающую деталь.

Ричи, а что ты можешь сказать по поводу вокала Джона на этом альбоме?

Ричи: Вокал Джона просто изумительный. Здесь он кое-что взял от Тома Вэйтса (Tom Waits), плюс пел каждую песню как будто рассказывал маленькую историю. Это его конек в последнее время. Знаете, когда играешь на стадионах, очень тяжело показать, что песня является для тебя личной. Но, делая этот альбом, мы выросли в плане артистизма и попытались передать все свои чувства и эмоции. Я думаю это порадует многих слушателей.

А что Пэт Леонард дал вам нового?

Джон: Этот альбом не стал бы таким какой он есть сейчас без Пэта. Он, пожалуй, лучший продюсер из тех с кем нам приходилось работать. Брюс Фэйербейн (Bruce Fairbairn), царство ему небесное, провел нас от Fahrenheit до Slippery When Wet. А влияние Пэта на This Left Fells Right просто огромно. И я готов сказать ему, что если он считает, что наш следующий альбом мы будем делать без него, то он сумасшедший.

Ричи: Пэт - замечательный парень. Не только как автор и продюсер, но еще и как изумительный аранжировщик. Его креативная сила постоянно заставляла нас каждый раз придумывать что-то новое. Он предложил нам сделать тот самый поворот влево и придал нам уверенности в том, что мы действительно сделали его в правильном направлении.

Каково будет исполнять такую музыку вживую?

Джон: Это будет кошмар. Вспомните, мы начали делать этот альбом через пару дней после того как завершили концертный тур. На каждый концерт нам понадобится еще один гитарист, Пэт и перкуссионист. Придется сыграть очень много разных партий. Одних нас не хватит на все это. Нам бы пришлось долго репетировать, а это слово является ругательством в нашем словаре.

На This Left Fells Right вы перенесли несколько песен из своей молодости во взрослую жизнь и теперь они звучат "повзрослевшими".

Джон: Мы не притворяемся теми, кем на самом деле не являемся. Мы больше не дети. Я видел здесь одного молодого парня, он тут записывает свои песни. В первый день, когда я его увидел, на нем была футболка с надписью Bon Jovi. Он увидел меня, подошел ко мне и сказал: "Я здесь благодаря вам". Так и я сказал в свое время, когда начинал свою деятельность, случайно столкнувшись с ребятами из "Tom Petty & The Heartbreakers". Я действительно любил их музыку. Сейчас мы на двадцать лет старше, приходит новое поколение и они будут для себя открывать и переосмысливать заново то, что мы делали и делаем. Я не хотел, чтобы эти наши знаменитые песни становились ностальгическими. Мы будем уходить от этого до тех пор пока сами не станем частью ностальгического багажа. Знаете, есть такое старое изречение: "Каждое новое начинание - конец начинания предыдущего". Этот альбом - конец той самой первой эры. Теперь мы на пороге начала следующей.

Перевод: Евгений Бояркин